НА ПЯТЕРКУ ДИПЛОМНЫЕ, КУРСОВЫЕ ПО ПРАВУ, ЭКОНОМИКЕ

Готовые работы по экономике. Заказать раб. т. 8-9000-4567-91

Главная » Статьи » Освоение Северного Урала Монография Чудиновских В.А. 2000 г.

Богословский горный округ в конце XVIII—первой половине XIX в. Технико-экономическое развитие окружного хозяйства (часть 4)

Глава вторая. Богословский горный округ в конце XVIII—первой половине XIX в.

2.1 Технико-экономическое развитие окружного хозяйства (часть 4)

Таблица 1699

Среднее содержание меди Турьинских рудников (1791-1861)

Период работ

Содержание меди,%

Период работ

Содержание меди,%

1791-1800

8,5

1831-1840

4,6

1800-1810

6,8

1841-1850

4,1

1811-1820

6,8

1851-1860

4,1

1821-1830

5,4

1861-1870

3,9

К 1807 г. на Турьинских рудниках работало 10 водоотливных и 17 рудоподемных машин100. Ручной труд к этому времени был заменен на самых трудоемких операциях конной силой, однако он господствовал при непосредственной добыче руд. Мягкие породы добывались кайловыми работами, полутвердые слои вырабатывались тем же способом, но с помощью еще и специальных клиньев, а твердые посредством бурения и пороха. При разработке рудников применялись разнообразные инструменты: железный бур, чищалка, штревель, забойник, затиральник, буровальный молоток, рудоразборный молоток, боевая шишка, клин, кайла, лопата и др.

Добытую руду по проходным  штольням  при помощи ручных тачек доставляли к шахтам и поднимали на поверхность или ручным валком, или с помощью конского ворота.

За время эксплуатации Турьинских рудников сложился определенный порядок их разработки. В одном из источников (1805) он описывается следующим образом: «Шахты с поверхности земли вниз опускаются по открытым  рудам перпендикулярно; и через пять, шесть, семь, восемь и десять сажен, судя по благонадежности руды сперва вырабатывается двор, а из оного по течению рудного положения или какого-нибудь другого рудного же спутника производится проходная до самого стеснения руд. Таким образом обработанные руды кверху вынимаются выпусками, оставляя для укрепления горы несколько рудных столбов; оставшиеся же руды в почву проходной разведываются перпендикулярными или по склонению руд косыми гезенгами от 5 до 8 саженной глубины, а потом с сей глубины производится работа по течению руд в обе стороны, равно и из шахты, тогда закладывается  встречная проходная для соединения с гезенговыми работами.

При обширно лежащих рудах из проходной толщина руд разведывается квершлагами. Для разведки и  отыскания других рудных пластов из шахты или из главных проходных закладываются орты на пересечку горных пород по слою оных.

Шурфы с поверхности земли опускаются в глубину по рудным или другим благонадежным к открытию оных признакам перпендикулярно или по склонению оных, и из них для дальнейшей разведки руд производятся орты»101.

С.Г. Струмилин, анализируя состояние горной техники, накануне  отмены крепостного права в России,  писал: «Тоже полное отсутствие механизации,  примитивность орудий: кайла, лопаты, бадьи на воротах, носилки, тачки, корыта, освещение на частных заводах лучиной, на казенных - свечами и т.п. архаизмы составляют основную характеристику  рудного дела в 1860 г.»102. Этот вывод может быть распространен и на горное хозяйство Богословских заводов.

Самой трудоемкой операцией на рудниках считался водоотлив. Не случайно еще во времена Походяшиных ручной труд здесь стал активно вытесняться конной силой. К 1805 г. окачивание воды производили 12 конных воротов различных конструкций103. В действии находилась также водоотливная штольна при помощи которой осушались  на глубину 18 саж. Только Суходойский и Васильевский рудники104.

В конце XVIII - начале XIX вв. На Урале для откачки воды стали внедрять паровые машины. Первая из них была пущена в 1799 г. на частном Гумешевском  руднике105.  Результаты оказали обнадеживающими, и вскоре вопрос об  установлении «огненной махины» возник и на Богословских заводах.

Об  этом  мы узнаем из рапорта горного начальника П.Е. Томилова (1804). В нем он сообщал в частности, что штатом 1792 г. было установлено иметь для подъема руд и пород и отливки воды 325  лошадей. Но рудники с тех пор так углубились, что «тягость на коннодействуемые машины весьма преумножилась, и оттого лошади очень изнуряются и обессилев часто гибнут, хотя кормом не только что достаточно снабжаются, но и сверх  штатного положения довольствуются». Поэтому он предложил на шахтах Курбатовской, Подлесной, Першинской и Кисовой «вместо коннодействуемых тягостнейших устроить огненных парами действующих  четыре махины, которые против нынешних уповательно выгоднее быть могут». По его расчетам в 4-х указанных шахтах на эксплуатацию 214 лошадей и 52 погонщиков   ежегодно расходовалось 36054 руб. 65 коп. С построением же паровых машин потребовалось бы всего 37 чел. , а расходы казны сократились бы до 2752 руб 74 коп. в год106.

Предложение горного начальника было одобрено, а в 1807 г. строительство «огненной махины» на Першинской шахте уже было окончено.107 Эта паровая машина была первой в Богословском округе и одной из первых на Урале.

Обследуя в 1810 г. Турьинские рудники П.Е.Томилов, находившийся тогда уже в должности пермского берг-инспектора,  отмечал в своем путевом журнале, что эта машина при хорошем действии отливала воды от 2 арш. до 1,5  саж., а дров расходовала в сутки всего 1 1/3 саж. Обслуживало ее в 2 смены 9 чел.

Конструкция машины не отличалась совершенством. Из-за повреждений «бочек»  в цилиндрах «брызгательных свинцовых труб» и заклепок происходили частые остановки, и тогда воду приходилось откачивать прежним способом108.

Действие таки образом продолжалось несколько лет, после чего механику Меджеру было поручено ее перестроить. К концу 1811 г. «почти все части и деревянное строение» этой машины были им реконструированы. Тогда же приступили к испытанию паровой машины, построенной Меджером при Подлесной  шахте. Кроме того  началось строительство третьей паровой машины на Фроловском руднике109.

Небезынтересно отметить одну деталь. Я.С. Качка, только что назначенный на должность горного начальника, добился разрешения на перевоз в Богословские заводы паровой машины, оказавшейся не у дел Московского Горного правления. Прибыв на место службы, он нашел здесь механика Меджера, которого и подрядил для установления привезенной машины. Причем Меджер взялся «из одной сделать две с таки обязательством, чтобы в исходе 1809 г. обе сии машины пущены были в действие»110. Выдержать обещанные сроки ему не удалось. Но обязательство из одной  машины сделать две, по-видимому, было выполнено. Привезенный из Москвы агрегат послужил материалом, который пошел на изготовление паровых машин в Архангельской и Подлесной шахтах.  

Таким образом, в начале XIX в. на Турьинских рудниках появились 3 паровые машины, значительно повысившие производительность труда на горных  работах.

В дальнейшем они реконструировались, а иногда менялись на более совершенные образцы. Так произошло с Першинской паровой машиной. В 1836 г. ее переделали,  а  через 13 лет уже «списали со счетов», выстроив вместо  нее новый более мощный анрегат111.

По сведениям 1829 г., Турьинские рудники на водоотливных работах обслуживались 4 паровыми и 6 конными машинами112. В 40-х гг. здесь были установлены 3 более совершенные конструкции (одна в 1841, а 2 других - в 1843 гг.). Их появление, по сообщению одного из заводских отчетов, привело к полному вытеснению конных воротов на водоотливных операциях113.  К концу изучаемого периода на Турьинских рудниках насчитывалось 5 паровых машин мощностью 105 л.с., выкачивающих ежеминутно более 40 куб. футов воды (см. табл. 17) 

Таблица 17 114

Техническая вооруженность рудников Богословского округа накануне реформы

1861 г.

Рудники

Паровые водоотливные машины

Мощность, л.с.

Конные рудоподъемные вороты

Васильевский

1

30

1

Суходойский

1

30

2

Фроловский

1

15

1

Богословский

1

18

2

Михайло-Архангельский

1*

12

1

Итого

5

105

7

*В 1861 г. в Михайло-Архангельском руднике была установлена еще одна паровая машина «высокого давления» мощностью 35 л.с. (Памятная книжка.., 1863, с. 18)

Одним из самых тяжелых видов горных работ являлся также подъем руды на поверхность. Добытая руда и сопутствующая ей порода по внутренним выработкам вначале доставлялась к рудоподъемным шахтам. Эту операцию производили при помощи горных тачек емкостью не менее 3-х пудов. В 12-часовую смену одному человеку положено было выработать следующую норму.

Таблица 18115

Шахтная норма откачки руды одного работника за смену (12 час.) в Турьинских рудниках (1838).

Вес груза, пуд.

Расстояние доставки, саж.

Вес груза, пуд.

Количество тачек

Расстояние доставки, саж.

Вес груза, пуд.

40

65

120

70

40

210

50

60

150

90

30

270

60

50

180

100

20

300

При определении норм учитывалось не только расстояние, но и в какой мере то количество ходов, по которым шла доставка руды, а также пол и возраст работающих116.

Подъем руды и пород производился конными воротами, в бадьях, вместимостью от 13 до 20 пуд. Количество рудоподъемных конных машин на протяжении первой половины XIX в. уменьшалось. Если в 1807 г. их насчитывалось 17, то накануне реформы 1861 г. всего 7117. Устройство их было примитивным, но попыток усовершенствования в изучаемый период не предпринималось.

Внедрение паровых машин на водоотливных работах не являлось единственным техническим новшеством на Турьинских рудниках. С ноября 1852 г. здесь началось сооружение «железной рельсовой дороги» для подвозки дров к Михайло-Архангельской паровой машине. А в1855 г. она уже действовала. Одновременно в строй вступили железные дороги на Васильевском и Богословскам рудниках. Они служили для откатки поднятых на поверхность руд и пород в рудоразборные сараи. «Результатом этих построек, - отмечалось в заводском отчете, - было значительное сбережение расходов против прежних способов откатки руд тачками и подвозки дров лошадбми по обыкновенным дорогам118.

Явления промышленного переворота, таким образом, отчетливо проявились в горном производстве Богословского округа на протяжении первой половины XIX в. Ручной труд здесь на самых тяжелых операциях был либо заменен паровыми и конными машинами, либо значительно облегчен. Но он господствовал при непосредственной добыче и откачке руд. Здесь все сохранилось без изменений с самых незапамятных времен, а основными орудиями труда продолжали оставаться кайла, клин да лопата.

Мало что изменилось и в способах организации рудничных работ и эксплуатации месторождений. По-прежнему разрабатывались только Турьинские рудники: Васильевский, Фроловский, Богословский (открытый Протасовым в 1827 г.) и Михайло-Архангельский (открытый инженером Пестеревым в 1841 г.)119. А между тем в Богословском округе находилось еще очень много других рудников. Некоторые из них разрабатывались и были заброшены «по убогости руд», другие поверхностно исследовались, но не эксплуатировались, большая же часть так и не была изучена, а, впрочем, настоящих разведок в округе никогда не производилось120.

Н.К.Чупин писал, что многие рудники можно отыскать только по архивным источникам, да и то трудно, так как в заявках не всегда с надлежащей подробностью указывалось на их расположение121.

Руда в действующих рудниках вырабатывалась теми же варварскими способами, что и при Походяшине, только теперь проплавляли всю добытую руду и отвалов не делали. В одном из документов (1831), например, отмечалось, что горный начальник вел разработку Турьинских рудников «тем же порядком хищнически, как сие делалось до него122. А вот другое более конкретное замечание по этому поводу. «Необходимость выполнять положение совета во время казенного управления были поводом к выработке островов (столбов) в верхних и средних горизонтах месторождений, не окончив еще разведки в глубине оных; даже места, служащие единственным креплением, были вынуты. Следствием такой неправильной разработки рудников произошел преждевременный упадок здешнего горного производства123.

При действующих рудниках составлялись планы выработок, а для каждого рудникав отдельности общий рудничный разрез. Однако эти планы давали только приблизительное понятие о выработках, потому что для их составления требовалось много времени, более точные инструменты и квалифицированные работники. А маркшейдеры на Турьинских рудниках умели только читать и писать124.

Нельзя сказать, что начальство не обращало внимания на эти нарушения. Принимались правильные решения и виновных строго предупреждали125, однако все оставалось по-прежнему. Местному начальству было не до соблюдения правил горного искусства. Испытывая хронический недостаток в рабочих людях, оно любыми методами стремилось обеспечить завод годовым запасом руд.

Летом большая часть рабочих отсылалась на золотые промыслы, в рудниках же оставалось незначительное число людей, которые продолжали внутренние работы и старались отыскать как можно больше руд. Непосредственно добыча руды производилась в суровую зимнюю пору, когда здесь сосредотачивалась основная масса рабочих126.

К 1860 г. ежегодная производительность рудников немногим превышала полмиллиона пуд. руды, из которой получалось до 20 тыс. пуд. чистой меди, так что на каждый из действующих 5-ти рудников приходилось в среднем в год не более

4 тыс. пуд. металла. 100 пуд. добытой руды обходилось в 5 руб. 57 3/8 коп., а с перевозкой на завод - 8 руб. 54 коп.127

На протяжении всего рассматриваемого периода горное начальство при объяснении дороговизны себестоимости металла и падения заводской производительности ссылалось на оскудение рудных запасов и убогость содержания руд. В действительности же скудели со временем только разрабатываемые с походяшинского периода Турьинские рудники. Работы к 1859 г. углубились в Васильевском руднике до 68 саж., в Суходойском до 60 саж. И в Фроловском до 40 саж. (При Походяшине самые глубокие шахты доходили до 22 саж.128). Понизилось и содержание меди с 10-15% до 2,5%129. (Руду с таким содержанием Походяшин выбрасывал в отвалы).

Заводоначальство, жалуясь на истощение рудников, ничего не делало для освоения богатств других многочисленных месторождений, которые оставались даже без должного обследования. А между тем совершенно случайно открывались новые богатые прииски, например, Богословский и Михайло-Архангельский. Особенно богат был Богословский рудник; с 1860 по 1870 гг. в верхних слоях здесь добывали руду только с 10-15% содержанием меди130. Не вызывает никакого сомнения, чтопри хорошо налаженных разведках Богословские заводы не испытывали бы ни малейшего недостатка в сырье. Медной руды в недрах Богословского округа было в изобилии и не убогого содержания, так что добыча ее могла бы быть в несколько раз увеличена. По мнению А.Антипова, не произошло этого по нескольким причинам: 1. Ограниченное число машин и механизмов. Их несовершенство.

К 1859 г. в Турьинских рудниках, как отмечалось, действовало 5 паровых и 7 конных машин. Однако с углублением работ мощность их была уже недостаточной. Деревянные насосы, при помощи которых вода поднималась на поверхность, пришли к этому времени в полную негодность и требовали скорейшей замены. Да и вообще большая часть горных механизмов нуждалось в перестройке. Несмотря на известные достижения в области технического прогресса, горное дело в Богословском округе находилось все же на уровне, отстающем от потребностей производства.

2. Недостаток рабочих людей и несовершенная организация труда. Нигде так остро не ощущался спрос на рабочие руки, как на Турьинских рудниках. Начальству с величайшим трудом и напряжением удавалось обеспечивать ими горное производство. Тяжелый труд не мог привлечь вольнонаемных людей, и рудничные работы выполнялись в основном разного рода ссыльно-каторжными людьми, которых гнали сюда со всех сторон страны. Тяжелый изнурительный труд сочетался здесь с низкой заработной платой.

Мастеровой на рудничных работах должен был выполнять положенный урок, за что ему причиталось от 5 до 8 коп. (Данные 1860 г.) на день. Как усердно он не работал, более положенного по штатам ему не платили. И только если он недельный урок выполнял раньше, то оставшиеся дни мог использовать по своему усмотрению. Но от этого мастеровым было не легче. На Северном Урале при отсутствии побочных промыслов заводские работы составляли почти единственный источник заработка и поэтому свободное время люди не могли использовать с выгодой для себя.

Сами уроки не были дифференцированы. Горные породы не разделялись на разряды по степени твердости. Отсутствовала сдельная оплата труда. О какой-либо заинтересованности в результатах труда не могло быть и речи. Как видим и здесь нужны были коренные перемены.

3. Несовершенство рудничных разведок. На Турьинских рудниках всегда избегали проводить работы по прямой линии, согласно общему направлению рудной полосы, а старались проследить направление жилы боковой выработкой. Многочисленные, но не глубокие шурфы (2-3 саж.) не давали возможности с поверхности проследить продолжается рудная полоса или нет. Поэтому неизвестно было в какую сторону вести разработку и где выгодней расположить главные штреки, рудоподъемные и водоотливные машины. Часто, гоняясь за рудной жилой, делали напрасные обходы, а направление ее так и не удавалось определить. Бывало, что вырабатывали одну какую-нибудь жилу, а большую часть месторождения оставляли без всяких разведок131.

При добыче руды господствовала рутинная техника, ни в чем не отличавшаяся  от техники минувших веков. Паровые водоотливные машины и железные дороги существенно изменили характер труда, но преодолеть в условиях феодализма  техническую отсталость в горном деле оказалось не возможным. Ручной труд безраздельно господствовал  на большинстве операций, а кайла по-прежнему оставалась основным орудием труда.

Мы убедились, что не столько истощение рудников и бедность руд повлияли на снижение заводской производительности, сколько общие причины, вызвавшие затяжной кризис уральской  металлургии в целом. 

          

1 См.: Переход от феодализма к капитализму в России//Материалы Всесоюз. дискус. М., 1969. С.56.

2См.: Чудиновских В. А. Возникновение и развитие   металлургического центра на Северном Урале во второй половине   XVIII в.//Вопросы истории» Урала. Свердловск, 1976. С6.14. С.70—71.

3ПСЗ. Т.23. № 16957. С.222, 232.

4 ЦГАДА. Ф.Берг-коллегии. Кн. 2545. Л.46; Кн.2543. Л.107.

5 Управление создавалось по образцу кабинетских   заводов (ЦГАДА. Ф. Берг-коллегии. Кн.2545. Л.47об.):

6 ЦГАДА. Ф.Берг-коллегии. Кн. 2610. Л.1—5. Вся ответственность за допущенные беспорядки и злоупотребления легла на горного начальника М. Н. Попова, которого отстранили от должности и отдали под суд. По предложению Гурьева начальником Банковских заводов был назначен Я. С. Качка (Арх. Гос. совета. СПб., 1869. Т. 1. 4.2. С.590—591).

7ЦГИА СССР. Ф.37. 0п.13. Д.8. Л.62; ЦГАДА. Ф.Берг-коллегии. Кн.2990: Л. 131 об—132.

8 ЦГАДА. Ф.Берг-коллегии. Кн.2990. Л.78,147 об.

9 За банком сохранялось право лишь на получение прибылей с заводов за вычетом положенных податей (ЦГАДА.Ф.Берг-коллегии. Кн.2550. Л.1).

10 ЦГАДА.Ф.Берг-коллегии. Кн.2990. Л.132. Горные советы начали функционировать и в других районах Урала. По мнению А. Г. Козлова, они явились, «неким прообразом планирующего учреждения», разрабатывающего вопросы финансирования, производства, капитального строительства, внедрения новы» достижений науки, техники и технологии (см: Козлов А. Г. Казенная горнозаводская промышленность XVIII—начала XIX в.//Вопросы истории Урала). Свердловск, 1970. Сб.11. С.72).

11 В качестве примера несовершенства делопроизводства канцелярия послала в Берг-коллегию расходную книгу, «где ни одной статьи не записано, а все листы белые» (ГАСО. Ф.24. 0п.12. Д.105.Л.191).

12ЦГАДА. Ф Берг-коллегии. Кн.2990. Л.138.

13ЦГИА СССР. Ф.37. 0п.13. Д.8. Л.64. об—65.

14 ЦГАДА. Ф.Берг-коллегии. Кн.2990. Л134—139 об., 143—146.

15 ЦГИА СССР. Ф.37. 0п.9. Д.2. Л.38 об.—39.

16ЦГИА СССР. Ф.1341. 0п.7. Д.1509. Л.1—5 об.

17 В 1806 г. для Богословских заводов был назначен «строительный капитал», но вплоть до 1819 г. никаких специальных ассигнований на строительство и ремонт не производилось. Все расходы «располагались, в цену металла», удорожание которого ставилось в вину горному начальнику (ЦГИА СССР. Ф.37. 0п.11. Д.19. Л.16; ГАСО. Ф.24. Оп.ЗЗ. Д.813. Л.139 об.).

18Ц ГАДА. Ф.Верг-коллегии. Кн.2563—2566. Л.78 об.

19 ЦГАДА. Ф.Берг-коллегии. Кн. 2990. Л.147—148об; Кн.2563—2566. Л.78 об.; ГАСО. Ф.24. Оп.ЗЗ. Д.53. Л.92; ЦГИА СССР. Ф.37. 0п.13. Д.420. Л. 12— 40.

20ЦГИА СССР. Ф.37. 0п.77. Д.46. Л.7—7 об.

21ЦГИА СССР. Ф.37. 0п.9. Д.2. Л.1; Ф.43. 0п.1. Д.32. Л.3 об,—4.

22ЦГИА СССР. Ф.43. 0п.1. Д.32. Л.5.

23ЦГИА СССР. Ф.37. 0п.7. Д.464. Л.15 об., 24 об.—25, 30 об.,. 40 об.

24 См.: Россия. СПб., 1914. С.402.

25Ауэрбах А. А. Исторический очерк развития горного дела в Богословском округе. СПб., 1882. С.11.

26 ЦГИА СССР. Ф.37. 0п.16. Д.356. Л.2—6.

27 См.: Ауэрбах А. А. Исторический очерк развития горного дела в Богословском округе. С.8.

28 ЦГАДА. Ф.Берг-коллегии. Кн. 2545. Л.46 об.

29 ЦГИА СССР. Ф.37. 0п.77. Д.46. Л.4. об.—5.

30 ГАСО. Ф.43. 0п.2. Д.1618. Л. 2—3 об.

31 ГАСО. Ф.24. 0п.2. Д.263. Л.39; Ф.43. 0п.2. Д.1618. Л.15—15 об:

32 ЦГИА СССР. Ф.37. 0п.2. Д.1184. Л.36—10.

33 ГАСО. Ф.4Э. 0п.2. Д.1638. Л.265 об. Для исполнения этого предписания здесь в 1836 г. была установлена вагранка, как на Баранчинском   заводе (ГАСО.Ф.44. 0п.4. Д.21. Л.45).

34 См.: Таль X. Николае-Павдинский завод//Горн. журн. 1867. 4.4. С.247.

35 ЦГИА СССР. Ф.37. 0п.11. Д.211. Л.259—260.

36 Ф. Ф. Бегер хорошо знал экономику Богословских заводов, так как свою карьеру начинал в 1811 г. горным смотрителем Турьинских рудников (ЦГИА СССР. Ф.44. 0п.1. Д.139. Л.16—16 об.).

37 ЦГИА СССР. Ф.37. 0п.11. Д.251. Л.6.

38 Там же. 0п.2. Д.47. Л.246—256.

39 Там же. 0п.11. Д.251. Л.6 об.

40Там же. Л.3—3 об. В 1830 г. Ф. Ф. Бегер получил новое назначение, а «в воздание ревностной службы и неутомимых трудов» на Богословских заводах был пожалован кавалером св. Анны   2-й степени   (ЦГИА СССР. Ф.44. 0п.1. Д.139. Л.16 об.).

41ЦГИА СССР. Ф.40. 0п.2. Д.14. Л.25— 25 об.

42 В 1830—1833 гг. горным начальником был обер-бергмейстер Гавеловский (ЦГИА СССР. Ф.37. 0п.16. Д.204: Л.99).

43ЦГИА СССР. Ф.37. 0п.16. Д.204. Л.100 об., 103.

44ЦГИА СССР. Ф.37. 0п.11. Д.227 Л.381; Д.315.   Л.137.   По штатам 1829 г. положено было выплавлять 26 тыс. пудов в год по цене 25 р. 76 к. за пуд.

 45Там же. Д.227. Л.337.

46 Там же. Л.332—334 об.

47Там же. Л.337 об.

48Там же. 0п.16. Д.204. Л.109—109 об.

49 В записке Протасова была изложена целая программа мероприятлй по улучшению положения заводов. Из них многие, несомненно, заслуживали внимания (ЦГИА СССР. Ф.37. 0п.16. Д.204. Л.93—95 об.).

50ЦГИА СССР. Ф.37. 0п.11. Д.227. Л.339—339 об.

Категория: Освоение Северного Урала Монография Чудиновских В.А. 2000 г. | Добавил: Admin (11.10.2015)
Просмотров: 265 | Теги: павда, Краснотурьинск, Карпинск, Конец XVIII в, североуральск, северный урал, окружное хозяйство, заводы, первая половина XIX в, богословский округ | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Четверг, 24.10.2019, 07:31
Приветствую Вас Гость

Форма входа

Категории раздела

Дипломные работы [156]
Готовые дипломные работы по экономическим дисциплинам
Отчеты по практике [48]
Готовые отчеты по практике по экономике
Бизнес-планы [7]
Готовые бизнес-планы по экономике
Курсовые работы [23]
Тесты и вопросы к госам [3]
Статьи, информация [2]
Статьи,материалы, общая информация
Освоение Северного Урала Монография Чудиновских В.А. 2000 г. [17]
История городов Карпинск, Североуральск, Краснотурьинск, пос. Павда
Учебные пособия и материалы [1]

Поиск

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
статистика Яндекс.Метрика